Старовер

Настоящий Павлик Морозов

Ровно сто лет назад родился Павлик Морозов — человек, имя которого со временем стало нарицательным. Оказывается, он никогда не был пионером и заложил своего отца только потому, что тот регулярно избивал его и мать, потом он вообще ушёл из семьи к соседке, а его родственники после его ареста и осуждения, захотели отобрать у матери Павлика всю её землю.



Будущий пионер-герой родился на Урале в 1918 году. Отец Павлика постоянно избивал свою жену и оставил семью практически сразу после его рождения, поэтому отношений они почти не поддерживали. Морозов-младший учился и трудился, чтобы прокормить мать и младших братьев. Согласно официальной версии, в сентябре 1932 года, в разгар борьбы с кулачеством, 14-летний Павел подвел под суд своего отца — Трофима Морозова, который занимал тогда должность председателя сельсовета и за солидную плату подделывал справки кулакам о том, что их якобы раскулачили. Он также помогал им уходить от налогообложения, и прятал хлеб, подлежащий сдаче государству. "Я прошу привлечь моего отца к суровой ответственности, чтобы другим не дать повадку защищать кулаков", — заявил Павлик на суде, совершив, по характеристике красных газет того времени, "беспощадный обвинительный акт юного защитника социализма по адресу тех, кто стоял на стороне остервенелых врагов пролетарской революции".




В обвинительном заключении убийцам мальчика было написано: "Морозов Павел, являясь пионером на протяжении текущего года, вел преданную, активную борьбу с классовым врагом, кулачеством и их подкулачниками, выступал на общественных собраниях, разоблачал кулацкие проделки и об этом неоднократно заявлял". Но и это является подтасовкой следствия, которое по приказу партии уже на стадии расследования идеологически лепило из убитого мальчика пионера-героя, ставшего социалистической жертвой от рук антисоветских преступных элементов. В итоге на основании показаний сына Морозов-старший был осужден на 10 лет. Однако на этом "пионер" не остановился: далее он обвинил мужа своей тетки в краже государственного зерна и заявил, что часть этого зерна находится у его родного деда, 80-летнего Сергея Морозова. Заметьте - он сдал именно родственников по линии отца, а почему, будет сказано далее. Через год Павлика вместе с младшим братом зарезали в лесу, где дети собирали ягоды. И сделали это его родственники по линии отца, так и не простившие подростку предательства.



По делу об убийстве Павлика Морозова были осуждены четыре человека — родные дед и бабушка погибших мальчиков, а также двоюродный брат Данила и крестный Арсений Кулуканов, приходившийся ему дядей. К убийцам следствие привел окровавленный нож, найденный в доме дедушки Морозова за иконами. Данила Морозов был признан непосредственным исполнителем убийства и казнен как враг советской власти. Расстреляли и Кулуканова как соучастника, а престарелые Ксения и Сергей Морозовы, которые во время происходившего держали ребенка, были приговорены к заключению и вскоре умерли в тюрьме. Только один из обвиняемых, второй дядя Павлика Арсений Силин, был полностью оправдан. А вот осужденный Трофим Морозов, даже не отсидел свой срок до конца — он вернулся из лагеря уже через три года. Это произошло потому, что он участвовал в строительстве Беломорско-Балтийского канала. И до самого конца своей жизни, Морозов-старший всячески избегал любых ассоциаций со своим убитым сыном.



Когда после перестройки были открыты многие партийные и следственные архивы, появилась настоящая биография мальчика, в которой открылись крайне непростые взаимоотношения в семье Морозовых. Дед Павлика, например, был жандармом, а бабушка — конокрадкой: они познакомились в тюрьме, где он её охранял. Осужденный отец Павлика, Трофим Морозов, очень много пил, гулял, изменял жене и в результате бросил ее с четырьмя детьми, переселившись к женщине, жившей по соседству — Антонине Амосовой. По воспоминаниям учительницы Павла, Людмилы Исаковой, его отец регулярно избивал жену и детей как до, так и после ухода из семьи. Это же подтвердил и брат Павла, Алексей: по его словам, "отец любил одного себя да водку, жену и сыновей своих не жалел". С ненавистью к снохе и внукам относился и дед Павлика, обвинявший женщину в том, что она не захотела жить с ним одним хозяйством, а настояла на разделе дома. С самого Павлика и его матери их двоюродный брат и бабушка призывали "содрать шкуру".



А поэтому вовсе неудивительно, что, когда органы завели на Морозова-старшего дело о злоупотреблениях и обратились к его бывшей жене за показаниями, она рассказала о всех известных ей противоправных действиях мужа. Досталось попутно и остальным родственникам. Павлик же, как считают некоторые историки, просто выступил на суде вместе с ней и подтвердил её показания. А вот заявления Павлика о "кулаческих проделках" и "творении явной контрреволюции" отца - историки в уголовном деле так и не нашли. Выяснилось, что в поступке Павлика не было политического подтекста — он просто поддержал мать, так долго притесняемую родственниками отца и им самим. За это же мальчик и поплатился жизнью, так как разъяренные бабка с дедом мстили именно матери, надавив на самое больное и отняв детей. Более того, историки нашли в материалах дела и корыстный мотив: после того, как Трофим бросил жену, его часть земли по закону перешла к старшему сыну Павлу, так как семья оставалась без средств к существованию. Таким образом, родственники его отца решили: убив законного наследника земли Павлика, можно рассчитывать получить обратно земельный участок, ранее принадлежавший Трофиму.



Расправились с Павликом Морозовым и его братом действительно зверски: Павлу нанесли удар ножом в живот и сердце, а его брата Федора, который пытался убежать, сначала ударили палкой в висок, а затем добили ударом ножа в живот. Более того, убийцы не особенно пытались скрывать факт расправы. Мать Павла, Татьяна Морозова, потом вспоминала, что когда изувеченные тела детей привезли в деревню, мать бывшего мужа и родная бабушка погибших Ксения Морозова сказала ей со злобной усмешкой: "Татьяна, мы тебе наделали мяса, а ты теперь его ешь!" Также надо отметить, что Павлик Морозов вообще никогда не принадлежал к пионерской организации — по словам некоторых современников подростка, пионерия появилась в их селе только спустя месяц после смерти Павлика, а галстук на портрете ему просто дорисовали позже. Ибо история Павлика Морозова пришлась как нельзя кстати в условиях коллективизации, которая происходила с большими трудностями. Кроме того, пионерская организация довольно плохо приживалась в стране и для того, чтобы хоть как-то пробудить к ней интерес народа, нужны были герои и их легенды, одними из которых и стал Морозов и его отредактированная история.